К 45-летию БАМа

Станция над облаками


 

 Хуголь Ольга Сергеевна, начальник технического отдела Северной дирекции по энергообеспечению

БАМом я "заболела" еще в школе. Я росла в Чите в семье железнодорожников, и потому любые новости стройки активно обсуждались. Тогда я жалела, что поздно родилась и не успею принять участие в этом грандиозном событии.

В 1987 году, на 4-ом курсе ХабИИЖТа, нам предложили выбрать место для практики. Я сразу остановилась на Северобайкальской дистанции электроснабжения. Поняла, что мечта сбывается.

Практика проходила на тяговой подстанции Даван на перевале Байкальского хребта, рядом с 7-километровым тоннелем. Я писала диплом по важной на тот момент проблеме внешнего электроснабжения тяговых подстанций БАМа – снижение реактивной мощности в сверхудаленной ЛЭП-220 кВ. Работу над темой предполагалось продолжить в аспирантуре МИИТа, но в это же время мне предложили вакансию на Даване. Выбор был непростой, но я отдала предпочтение живой работе и отправилась в горы.

Работать на Даване было сложно, но интересно. Населенных пунктов рядом нет, на работу ехали на "окурке" - так мы звали рабочий поезд с одним плацкартным вагоном.

Высота перевала – 990 метров, снег лежал на подстанции всегда и был ее главным атрибутом. Зимой его наметало 3-5 метров, и потому распределительные устройства обходили на охотничьих лыжах – без них в снегу тонули.

Новое оборудование периодически выходило из строя. Приходилось буквально по приборам отслеживать нагрузки и продвижение по перевалу каждого поезда, чтобы не допустить остановки на подъеме. Если что-то отключалось – искали причину. Добирались порой ползком, чтобы не нарушить допустимое расстояние до шлейфов, откапывали лопаткой шкафы управления, делая окоп в снегу, после чего переключали.

Там, на подстанции, пришло понимание важности технической учебы. Часами отрабатывали различные ситуации, так как знали: ночью и в выходные дежурный электромеханик оставался один, и никакая помощь быстро не приедет.

Никогда не забуду, как однажды ночью мне сообщили, что в сторону подстанции пошел медведь-шатун. Страшно! Я залезла на козырек над входной дверью. К счастью, выходить на открытую часть подстанции в ту ночь было не нужно, и я просидела на крыше до утра.

Самое главное на БАМе – люди, многонациональная и дружная команда, объединенная общей идеей. На подстанции я познакомилась с моим будущим мужем Виктором, который был самым опытным специалистом и очень помогал мне в профессиональном плане.

Коллектив – одна семья, все трудности и радости – вместе! Вместе выкручивались, когда из-за непогоды не прилетал самолет из Улан-Удэ с молоком для наших детей. Делились идеями рецептов из сушеных картошки, лука и других овощей. В 90-ые вместе окунулись в подсобные хозяйства. Начальник дистанции привез стройматериалы, а профком с "большой земли" - цыплят, и мы рядом с подстанцией построили курятники и теплицы.

Карьера на БАМе складывалась удачно, но в конце 90-ых его стали называть "дорогой в никуда", начались массовые сокращения. Многие работники ЭЧ переехали на СЖД, где на Архангельском полигоне шла электрификация. В 98-ом году такое приглашение получили и мы.

Что для меня Даван? Это красота природы и вкусный горный воздух, который я, любуясь неповторимой красотой, вдыхала при утренних обходах подстанции. Вокруг – снежные макушки гор, а внизу – облака. Белая и пушистая бесконечность! Вид как с самолета, но чувства совсем другие, их не передать словами и не забыть.

Я благодарна судьбе за БАМ. Хочу поздравить с юбилейной датой всех, кто связан с этой важной страницей истории и процитировать слова из песни к любимому БАМовцами фильму "Лучшая дорога нашей жизни":

И когда оркестр громом брызнет,
Ты поймешь, что в ливнях и в пыли
Лучшую дорогу нашей жизни
Мы с тобою вовремя нашли!

к списку историй

screenRenderTime=1