К 45-летию БАМа

Отчет квартирьера Сергея Езопихина


 

 

Рассказывает Езопихин Сергей Михайлович, ветеран, начальник топливно-энергетического центра СЖД в 2007-2016 годах.

На строительстве Байкало-Амурской магистрали я был дважды – в 1977 и 1979 гг. в составе студенческих строительных отрядов Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта.

В свою первую вахту я с группой коллег отправился раньше основного отряда. Мы были так называемыми квартирьерами – людьми, которые должны построить лагерь перед приездом остальных. Мы прибыли в поселок Гоуджекит, рядом с которым прорубали Байкальский тоннель. Стали обустраивать лагерь: палатки для ребят, командирскую палатку, столовую, туалет… Сделали даже курилку. На все ушло больше недели, но оно того стоило: когда заехал наш ССО «Невский», все было готово.

Мы работали в составе 12-ого тоннельного отряда «БАМтоннельстроя». Строительство тоннеля – дело не быстрое. Байкальский вообще строили с 1974 по 1980, а в эксплуатацию сдали в 1984. За это время рядом с тоннелем возникло несколько поселков. А где жилые дома, там должна быть и инфраструктура. Этим и занималась бригада, в которой я работал. В частности, мы строили кирпичную котельную вместо прежней, деревянной: возводили кирпичную стену, газоходы, цоколь под трубу и крышу. В итоге, когда мы уезжали, оставалось только установить оборудование и запустить котельную.

Это был не единственный фронт работ. Грубо говоря, мы делали все, что не хотели или не успевали делать другие строители. Так, мы заготавливали дрова для населения, строили печи в частных домах и т.д.

Работали очень много и все время под палящим солнцем. Разумеется, все загорели настолько, что нас стали называть неграми. Маленький веселый пример: когда я ожег бензопилой предплечье, мне его забинтовали. Так вот эта повязка была настолько ярким пятном на руке, что буквально слепила.

Питались просто и сытно. Если не требовать «изысков» в виде свежего молока или сметаны, то с продуктами проблем не было. Была проблема с условиями приготовления пищи и мастерством поварих. Допустим, наши девушки в огромной кастрюле варят макароны на несколько десятков человек. Сварить их можно, но как промыть? Поэтому порой завтрак состоял из огромного комка слипшихся макарон, щедро приправленных сверху подливой из тушенки.

В 1979 году я поехал на БАМ во второй раз уже как опытный стройотрядовец. Наш фронт работ был примерно там же – на строительстве Байкальского тоннеля, но с другой, западной стороны, в поселке Гранитный. Как и в прошлый раз, трудились на всех работах: строили площадку на нефтебазе, обустраивали территорию возле тоннеля, работали внутри ствола – вязали арматуру на сводах. Работа ответственная, ведь тоннель пролегал в районе высокой сейсмоактивности. Горжусь, что перед этой вахтой я самостоятельно по всем правилам выложил в лагере печь, на которой потом несколько месяцев мы готовили еду для всего отряда. Разумеется, выполняли и хозяйственные работы. К примеру, я заготавливал дрова.

И в первую, и во вторую смену мы работали почти без выходных. Точно помню, что отдыха на День строителя и День железнодорожника. Ярким воспоминанием остается день посвящения в бамовцы. Каждый новичок должен был пройти «огонь, воду и медные трубы». В завершении испытания, когда бамовец вылезал из большой трубы на белый свет, его обливали водой и ставили штамп зеленкой. Удивительно, но всем понравилось.

По итогам смены мы неплохо заработали. В первый раз я увез с БАМа 1000 рублей, во второй – 1400. Помню, что купил отцу настоящие унты, а в Ленинграде выторговал за 200 рублей отличный японский магнитофон Panasonic National – двухкассетный, мог сразу записывать музыку, 3 Вт мощности. По тем временам великолепная передовая вещь. Верой и правдой он мне служил много лет.

После БАМа я работал в локомотивном депо Исакогорка, а потом переехал в Ярославль, где и остался. Сначала трудился в локомотивной службе, а потом перешел в топливно-энергетический центр.

Чем мне запомнился БАМ? Красивейшей природой, обжигающим солнцем и всегда ледяной водой Ангары и Байкала. В редкие выходные мы с ребятами обязательно гуляли по сопкам, и впечатления об этих днях остались на всю жизнь. И еще БАМ запомнился своим зовом. Помню, после первой смены мы так устали, что зареклись ехать туда снова. Но как только был объявлен сбор нового отряда, снова все подали заявления. БАМ – это действительно навсегда.

к списку историй

screenRenderTime=1