К 45-летию БАМа

18 лет на Новом Ургале


 

 

Вспоминает ветеран СЖД, бывший начальник депо г. Печоры Евгений Иванович Раздобурдин

Моя история Байкало-Амурской магистрали началась в 1977 году. Тогда я учился в Ленинградском институте железнодорожного транспорта и вместе со студенческим отрядом летом отправился на стройку.

Мы приехали, пожалуй, в самое интересное место на магистрали – Северомуйский тоннель. Сам ствол строить нам, конечно, не доверили, все же квалификации не было, а сложность там была запредельной. Зато мы занимались наружными работами: заливали фундаменты для хозяйственных построек и подстанций, строили склады для ГСМ и т.д. Без работы не сидели. Было тяжело, но мы были молодые.

Когда отработали всю смену, получили зарплату. В прямом смысле попадали – по 1000 рублей на человека. Помню, что купил костюм, фотоаппарат, легендарный японский зон "3 слона", еще что-то по мелочи.

БАМ действительно затягивает. В следующие два года я снова ездил в составе стройотряда. Помогало то, что был активным и "бывалым". Ведь смена на магистрали – лучший способ как не бояться неизвестного, так и получить новые навыки. К примеру, мне и плотником приходилось работать, и бетонщиком.

В 1981 году я окончил институт. Нас ждало распределение. И так получилось, что я попал на БАМ. Вместе с двумя однокурсниками прибыли в столицу магистрали, в Тынду, откуда я отправился еще дальше – на станцию Новый Ургал Хабаровского края.

Здесь я прожил 18 лет. Сначала работал инженером в техотделе, потом – мастером по ремонту подвижного состава и постепенно продвигался по карьерной лестнице: старшим мастером, заместителем начальника локомотивного депо, начальником локомотивного депо. В 1987 году начальник БАМ Салман Бабаев вручил мне именные часы, а в 1989 году, на 5-летие завершения строительства магистрали я был награжден медалью "За строительство Байкало-Амурской магистрали".

Здесь же встретил свою супругу – Марину Константиновну. Она тоже железнодорожник, но выпускница Хабаровского института железнодорожного транспорта.

Места вокруг Ургала красивые: тайга, рядом течет Бурея. Ургал строился быстро. В 1975 году станцию и всю инфраструктуру начали возводить строители из Киева и других городов Украинской ССР. Строили комплексно: одновременно дома, больницу, школу, детские сады, даже школу искусств. Поэтому ни в каких "бочках" или щитовых домах мы в 1981 году уже не жили. Сначала общежитие, потом отдельная квартира. Что касается депо, то его управление сначала располагалось в жилом доме, а сотрудники работали в соседнем оборотном депо в Чегдомыне. А в 1986 году на Ургале сдали локомотивное депо – одно из самых больших на дороге и самых прогрессивных – работали только на новом оборудовании.

Работы было много всегда. Сначала обслуживали в основном локомотивы 2ТЭ, но потом стали прибывать и новые, 3ТЭ10М. Их нужно было осваивать, где-то дорабатывать.

Изменения начались в 1992 году, когда до нас докатился и распад СССР, и реформы. Резко упал объем перевозимых грузов, начались задержки зарплаты, люди стали покидать Новый Ургал. В 1997 БАМ был расформирован, но я еще некоторое время продолжал работать на дороге.

В 1999 году я принял решение покинуть БАМ. Выбирал места поближе к малой родине. Выбор пал на Печору – там и специалисты требовались, и работа была мне знакомой – в 1980 году я проходил здесь практику. Климат не пугал – в Ургале тоже было прохладно.

На Северной железной дороге я проработал до 2010 года: сначала в Печоре начальником депо, потом в Сосногорске начальником локомотивного отдела.

С БАМом связана большая часть моей жизни. Я благодарен судьбе за то, что она забросила меня на магистраль, в тысячи километров от малой родины.

 

Фото из личного архива Е.И. Раздобурдина и сайтов train-photo.ru, pochet.ru и gudok.ru

 

к списку историй

screenRenderTime=1